«Латвия свободна, но почему все бегут из нее?». Репортаж с марша Waffen SS

638
6 минут
«Латвия свободна, но почему все бегут из нее?». Репортаж с марша Waffen SS

Несмотря на морозный день и холодный, пронизывающий ветер, на марш легионеров СС, по подсчётам рижской полиции, пришло около 1500 человек. Они начали собираться в католической церкви имени Святого Иоанна, — старейшем храме Риги. Церковь постепенно наполнялась пожилыми и старыми людьми, все были с цветами в руках. В отличие от прежних лет, в этом году было совсем мало молодых. Люди встали и, склонив головы, молча почтили память тех, кто погиб во время войны и в послевоенных репрессиях. Пастор говорил: «Идея легионеров была не в борьбе за Великий Рейх, а против любой оккупации Латвии. Мы против того, чтобы брат шёл на брата, против несвободы и насилия. Но в мире продолжается борьба против древнего, как мир, зла. Когда-то один легионер мне сказал: "Свободу мы не завоевали, но сохранили честь". И мы должны помнить об уроках истории и хранить этот высокий моральный дух».

«Нет нацизму, нет коммунизму, нет любой оккупации Латвии»

Самих легионеров уже практически нет — из них живы единицы, приходят члены их семей. Но среди участников марша есть и популисты, и провокаторы, и реакционеры, и те, кто хочет на этом мероприятии сделать себе имя. Любая нацистская символика на официальных мероприятиях в Латвии запрещена. Не исключение и 16 марта. Сами участники себя нацистами не считают и категорично отвергают подобные обвинения. Даже на плакатах, которые они несли в руках, было написано: «Нет нацизму, нет коммунизму, нет любой оккупации Латвии». Видимо, сыграло свою роль осуждение маршей легионеров со стороны мировой общественности. Позиция участников примерно такова: «Легионеры воевали за Латвию. Латыши не хотели вступать в эту армию. Они боролись за свободу, против мирового нацизма». Рядом со мной стоял старик в военной куртке, он говорил: «Я не фашист, я латыш, который был репрессирован. Я вышел в память против оккупационного режима».

Незадолго до 16 марта 2018 года агентство изучения общественного мнения Kantar TNS проводило опрос среди жителей Латвии от 18 до 60 лет: 37% предположили, что всё пройдёт спокойно, 17% равнодушно пожали плечами, 46% объявили, что в этом году на марше стоит ждать провокаций. И они оказались правы.

Колонна с флагами двинулась к памятнику Свободы. Кордон полиции ограждал шествие. Надо сказать, что полицейских и спецназа было, наверное, столько же, сколько и участников. Возле памятника участников марша уже ждали противники — они стояли за железными ограждениями. Дело в том, что Рижская Дума, как правило, разрешала в этот день проводить свои мероприятия сразу двум противоборствующим сторонам: обществу легионеров «Даугавас Ванаги» и Латвийскому Антифашистскому комитету. И каждый год между ними возникала конфронтация. Но в этом году антифашистам предложили провести свой митинг либо позже, либо в другом месте. Тогда они передислоцировались за металлические ограждения, в толпу зрителей. Стоя с антифашистскими плакатами, участники марша подскакивали к своим противникам и вступали в словесные перепалки. Полиция требовала свернуть плакаты на неразрешённой для проведения митинга территории. Журналисты перебегали от одного очага скандала к другому. И лишь два старых латыша, стоявших в отдалении, сохраняли философское спокойствие. Один другому сказал, кивнув на колонну участников марша: «Интересно, наши жулики-политики тоже там идут?». Надо отметить, что с 2014 года участие высших чиновников Латвии в этих мероприятиях может стоить им должности. Прецедент уже был.

«Важно не то, кем ты был раньше, а то, кто ты сейчас»

И если возле Памятника Свободы всё проходило более или менее чинно, то за ограждениями происходящее всё больше напоминало театр военных действий. Возле парня, стоявшего с плакатом «Они воевали за Адольфа Гитлера», было особенно агрессивно. Стороны вспоминали все прошлые обиды и проблемы, начиная от перевода обучения в русских школах на латышский язык и заканчивая повышением с этого года налога на недвижимость. Среди толпы ходил мужчина в майке поверх куртки, на которой был призыв «Русским школам — быть!». Особое внимание всех привлёк иностранец, стоявший с плакатом, на котором было написано «Борцы за свободу на рабочем месте» и фотография, где легионеры совершали расстрел. Полиция заставляла убрать плакат — он сопротивлялся. В результате полицейские вынесли его, взяв за руки и за ноги, в парк.

Один из зрителей бормотал так, чтобы его было слышно: «Везде русский язык. Государственный язык и не слышен вовсе». Две солидные дамы прогуливались под ручку вдоль всей толпы, приговаривая: «Это Латвия — она должна быть для латышей». Желающие могли их услышать. Русский старичок интеллигентного вида объяснял про марш легионеров: «Они с 1996 года ходили и возлагали цветы к Памятнику Свободы. И никто на них внимания не обращал. Но сейчас всё поменялось — политика такая. Теперь они постарели и вспоминают своих друзей».

Появился известный блогер Григорий Федькин, и тут началось! Он успел поспорить с дамами из числа участников шествия, затем вступил в перепалку с несколькими ярыми сторонниками легионеров за металлическим ограждением. И, наконец, присоединился к живописной группе, состоящей из пожилого латыша в красной куртке и русской дамы в шубе. Они были окружены тройным кольцом — два кольца зрителей и одним полиции. Латыш рассказывал: «Меня отправили в Сибирь в возрасте десяти лет. Мама была служанкой и не могла заплатить за меня выкуп. В результате я не смог получить хорошее образование. Раньше мы все вместе работали в колхозе, а после 1994 года — всё и началось. Теперь все вспоминают: "Я был тем, а я там-то служил, а вот я во время войны...". Важно не то, кем ты был раньше, а то, кто ты сейчас». Его прервала разгневанная латышка, закричав: «Ты — русский тролль! Сколько тебе заплатили за то, что ты тут сегодня выступаешь?». Мужчина покачал головой и спокойно ответил: «Мне неважно, на каком языке говорят — на русском, латышском, цыганском, главное, чтобы человек говорил правду. Латышская власть дала мне пенсию — 50 евро. В Латвии лишь 10% живёт хорошо. Сейчас Латвия свободна, но почему же все бегут из неё?». Дама в шубе уважительно протянула ему руку, сказав: «Настоящий мужчина! Уезжают все — и наши, и ваши». С ней было вступил в перепалку старый латыш, но внезапно поник и сказал: «Я согласен, что в Латвии сейчас бесправие».

Импровизированный митинг за ограждениями всё продолжался, хотя непосредственные участники марша, возложив цветы и венки, уже отправились по домам. С политических тем в итоге как-то незаметно перешли на социальные. Латыши и русские обсуждали насущные проблемы: что повысились цены на продукты и плата на ЖКХ, что всё больше людей уезжают в Англию, Ирландию и Германию на заработки, что страна пустеет и нищает. Говорили о коррупционных скандалах, о которых так много в последнее время писала латышская пресса. И оказалось, что эти темы волнуют в равной степени как латышей, так и русских.


Читайте также